Доцент кафедры русского языка и литературы СахГУ Виктория Чудинова отметила юбилей

7 апреля , 15:13Культура
Фото: пресс-служба музея книги Чехова "Остров Сахалин"

Кандидат филологических наук, ведущий чеховед региона поделилась, кто из классиков сегодня будет полезен обществу, может ли быть много Антона Чехова, чем современен этот писатель.

— Виктория Ивановна, сколько лет вы преподаёте русскую литературу?

— Около 40 лет, из них более 30 в университете.

— Современный студент филфака — какой он?

— Студенты сейчас рациональные, прагматичные: «А сколько я получу баллов, если прочитаю стихотворение наизусть?». Ещё сейчас особенно остро стоит проблема с чтением художественной литературы. Ребята говорят, что на это нет времени, они заняты. В наше время так много экранизаций, сериалов по классике. Но они их не смотрят и не знают о них ничего. «Звёздочки», конечно, есть. Но их мало.

— Известно, что знаковый для Сахалина писатель Антон Чехов для вас — не просто объект изучения, это идеал человека. Какие его качества, поступки близки?

— При его сдержанности, замкнутости и стремлению к одиночеству он всегда был открыт для всех. Не выказывал своё раздражение, хотя столько людей его досаждали и как врача, и как писателя. Когда я читаю письма Чехова, поражаюсь его деликатности, уму и тонкости анализа. Он боялся обидеть человека, неважно, одарённый он или бездарный. В жизни его отличала терпимость, он всегда давал оценки очень верные, проницательные и редко мог позволить себе что-то гневное. Допустим, чем Чехов отличается от Толстого или Бунина? У него было уважение ко всем своим героям. У Толстого, например, понятно, что этот персонаж — негодяй, и автор его гвоздит деталями, уничижительными характеристиками… У Чехова есть юмор, ирония, но нет злобы. И он никогда не был циничным, хотя как врач имел на это право.

— С 1998 года вы ежегодно принимаете участие в «Чеховских чтениях». Что скажете об этой конференции?

— Это единственное мероприятие, которое проводится на Сахалине, и такого высокого уровня, что стимулирует людей на новые темы, исследования. Если бы не «Чеховские чтения», всё бы, наверное, замерло. Это определённый круг общения единомышленников, всегда их интересно послушать, пообсуждать. Получается, что Чехов собирает вокруг себя, сплачивает неравнодушных к нему людей.

— Не так давно именем Чехова назвали аэропорт. Разные мнения были, одно из них — слишком много упоминаний о писателе на Сахалине. Что думаете?

— Я думаю, что Чехова много не бывает. Закономерно, что если писатель как-то связан с этим местом, то будут и названия, и прочее. Это не только на Сахалине происходит. Бывает и такое, что люди могут не знать о своей родине. Например, Ярославль и Некрасов, — я с этим столкнулась. Хотя там памятник стоит, есть имения Карабиха, Грешнёво… А для многих целое открытие, что Некрасов там родился и связан с Ярославской областью.

— Что сегодня актуально у Чехова?

— В связи с последними событиями обращу внимание на очень яркую тему и в письмах, и в прозе — украинофильство. Даже в хрестоматийном «Человеке в футляре», помните, там хохотушка-хохлушка Варенька Коваленко, которая поёт «Виют витры»? Украина, о которой Чехов пишет в письмах, как он там искал себе поместье, как высказывался о Полтавщине... Ведь тогда не было какого-то противостояния, разделения: они — мы. Он собирался жить в этих местах, благословённых Гоголем, описывал их с любовью.

— Кто из классиков нам полезен, кого порекомендуете перечитать именно сейчас?

— Достоевского. Не привязывая к его юбилею, который был в прошлом году. Он всегда актуален, вне зависимости от эпохи, страны.

— А какие произведения сами любите?

— Например, рассказ «Студент», его и сам Чехов называл своим любимым. Кстати говоря, он содержится в школьной программе и есть в кодификаторе произведений для ЕГЭ. Я столкнулась с тем, что некоторые школьники вообще не понимают, почему студент Великопольский рассказывает легенду о Петре, почему героини при этом плачут, в чём здесь суть… Ведь для этого необходимо иметь какую-то христианскую основу, мироощущение, знание, а этого нет. Для учащихся это какая-то отвлечённая идея, которую они не могут постигнуть.

Я скажу кощунственную вещь — я не люблю Толстого, я устаю от него, его морализаторства, диктата. Но я могу бесконечно читать Булгакова — «Мастера и Маргариту» и сатирические повести перечитывать до бесконечности. А Толстого, особенно позднего, перечитывать «для себя» не хочется.

— Что пожелаете читателям этого интервью?

— Читать книги, а не сюжеты в кратком пересказе. Смотреть хорошие фильмы, их очень много. Нужно, чтобы что-то было для души. Чувство безысходности, беспросветности, все эти события мировые на тебя давят. А литература… берёшь книгу, карандаш, начинаешь читать… и настроение появляется, и жизнь вроде бы ничего!