«Сахалинский экран»: завершились конкурсные показыНовость

29 августа 2012, 07:16

Блоком зарубежных фильмов-участников фестиваля «Сахалинский экран» завершились 28 августа показы конкурсной программы.

Каждый из них нашел своего зрителя. Пожалуй, наиболее многочисленную армию поклонников собрала обаятельная и добрая картина молодого китайского режиссера Чжан Мэна «Фортепиано на фабрике». Он рассказал незатейливую, но жизненную историю про папашу-одиночку по имени Чэнь, мечтающего из дочери вырастить пианистку. Дело стопорится из-за небольшого обстоятельства – нет инструмента, на котором чадо могло бы оттачивать мастерство, потому что нет денег, чтобы его купить. Попытка учиться на деревяшке с нарисованными клавишами дочь не вдохновила, а ночной рейд за школьным пианино приводит героя с друзьями в отделение милиции. Актуальность приобретения инструмента возрастает после заявления дочери о том, что она останется с тем из родителей (которые давно в разводе), кто сможет купить ей фортепиано.

И Чэнь решает с друзьями детства на закрытом сталелитейном заводе сделать для дочери рояль из …металла. В финале фильма это чудо – нечто среднее между музыкальном танком и продуктом российского автопрома – появляется на экране. Ассоциации у зрителя возникают не случайно – все сюжетные перипетии фильма остроумно и уморительно сопровождаются русскими песнями – от «Шумел камыш» и «Уральской рябинушки» до «Комбата» группы «Любэ».

И в первую очередь представлявшую фильм продюсера Джессику Мэн зрители в фестивальном шатре, естественно, спросили о музыкальном оформлении постановки. Оказалось, что Чжан Мэн родился на северо-востоке Китая, на границе с Россией и с детства слышал и полюбил русскую музыку. Причем, как призналась продюсер, ни она сама, ни режиссер, ни актеры до сих пор не представляют, о чем идет речь в использованных фильме песнях. Кстати, они стали головной болью Джессики Мэн, когда фильм пригласили на сахалинский фестиваль. Оказалось, что режиссер скачал их в интернете, понятия не имея об авторских правах. Поэтому продюсеру пришлось в рекордно короткие сроки найти авторов России и решать вопрос. По мнению многих зрителей, фильм ожидает удачная прокатная судьба именно в России. Неожиданные параллели между двумя странами обнаруживаются довольно часто, начиная с печальных индустриальных пейзажей.

Автором совсем другого рода рекорда стал режиссер французского фильма «Детские истории» Зигфрид. На съемки конкурсной работы у него ушло всего шесть дней – по три в Калькутте и Казахстане. Правда, монтаж картины занял целый год. Его работа была единственным детским фильмом в конкурсной программе «Сахалинского экрана», а сам режиссер, наверное, также единственным, не имеющим профессионального кинематографического образования. Зигфрид по образованию музыкант, пианист и виолончелист. Главная профессия режиссера проявляется в его картине достаточно ощутимо – кроме удивительного визуального ряда, она имеет не менее потрясающую музыкальную составляющую. Звуки большого города и казахстанской степи организованы в самостоятельную симфонию. А сами «Детские истории» обречены на успех: в кадре самые естественные актеры – дети. Мастерство режиссера настолько безупречно, что его работу просто не замечаешь. Кажется, что камера незаметно подсмотрела, как дети играют, ссорятся, влюбляются, смеются и плачут. Одинаково в мире, будь то огромный город в Индии или маленькая степная деревушка в Казахстане.

Совершенно особняком в программе фестиваля стоит фильм «Скромный прием» иранца Мани Хагиги. Как признался на представлении работы сам автор, он – поклонник арт-хаусного кино, и фестивальный фильм сделан по всем законам жанра. Странная парочка – мужчина и женщина – разъезжают по горам Курдистана на «Лексусе», набитом миллионами, и раздают их по дороге. Причем, некоторых заставляют принять деньги, кого-то искушают и т.п. Зачем, откуда, кто, где и прочие вопросы по сюжету в финале так и не проясняются. Попытки получить ответы из первых уст к успеху не привели – Мани Хагиги не прочь был выяснить сам у зрителей некоторые вопросы. В общем, классический случай арт-хауса: сам сообрази, какая история рассказана, и для чего. В отличие от мейнстримового кино, без активной работы самого зрителя «Скромный прием» не поддается расшифровке. Вот этим, собственно, и интересна работа одного из самых ярких режиссеров и актеров современного иранского кинематографа. В фильме он един в трех лицах – режиссер, сценарист и исполнитель одной из двух главных ролей. Партнершей Мани Хагиги стала звезда иранского кино Таране Алидусти, в 17 лет получившая приз «за лучшую женскую роль» на кинофестивале в Локарно. По мнению зрителей, на сахалинском фестивале они вполне могут претендовать на призы за лучшее исполнение мужской и женской роли. Подкупает, конечно, в этой работе, полное отсутствие коммерческой составляющей. Люди сделали фильм, потому что хотелось это сделать.

Кстати, это характерно почти для большинства конкурсных фильмов. Как признался зрителям, например, Зигфрид, деньги для него не играют совсем никакой роли. Главное для него – открыть душу другим людям, ожидая в ответ того же самого. Наверное, и за это стоит поблагодарить организаторов – за возможность познакомиться с эксклюзивными и выстраданными художником работами.

Зрителям «Сахалинского экрана» осталось только услышать решение жюри и проститься с фестивалем до следующего года.

Фото автора и Дмитрия Федорова

Автор: Мария Снегирева

Авторы:Администратор Администратор