Неизвестный солдат обрел имя на Сахалине благодаря фляге с царапинами

9 мая , 15:57Общество
Фото: Сахалинское отделение общественной организации «Поисковое движение России»

Имена и подвиги многих сотен солдат Великой Отечественной войны скрыты покровом тайны, а их могилы зарастают травой. Но иногда всего одна вещь помогает найти героя. Неизвестный участник Южно-Сахалинской наступательной операции обрел имя благодаря активистам «Поискового движения России».

Ниточкой к истории солдата стала обычная солдатская  фляга для воды: ее, заросшую землей и ржавчиной, нашли в Смирныховском районе, недалеко от горы Длинная. Долгих 77 лет назад  эта земля принимала самые ожесточенные бои Южно-Сахалинской наступательной операции. Освобождая наш остров от японского гнета, полки Красной армии шли на юг, сражаясь за каждый метр. До сих пор активисты «Поискового движения России» находят там останки советских воинов.

«В районе горы Длинная мы в мае, в начале поискового сезона, шли по распадку, где раньше не работали. В этой местности наши бойцы наступали на японцев. Обратили внимание, что местами на земле лежат гильзы — следы стрельбы. Мой напарник нашел фляжку, а потом и солдатскую каску: прямо на поверхности лежали», — поделился с Sakh.online руководитель сахалинского отделения общественной организации «Поискового движения России» Артем Бандура.

Под каской обнаружился человеческий череп. Сняв верхний слой земли, поисковики наткнулись на останки тела в военной форме: сохранились даже элементы кителя, фрагменты погон и обувь. При бойце был ключ к пулемету Дегтярева (для разборки) и запасной ствол к нему же, саперная лопатка, перевязочные пакеты и ампулы с порошками — скорее всего, лекарства. А в груди была пуля. Тогда поисковики еще не знали, что именно первая находка — фляжка в наростах и слое ржавчины — станет ключом к истории подвига советского солдата. Станет известно и его имя. Но сначала нужно было восстановить хронику событий тех дней, когда погиб неизвестный герой.

В этом месте, согласно сохранившимся документам и спискам, наступал только 157-й стрелковый полк, ранее стоявший в тылу. Они пошли в бой 16 августа, на неделю позже начала боевой операции. Запасной ствол не оставлял сомнений: погибший армеец был пулеметчиком. А таких в подразделении было не так уж и много.

«За два дня, 16 и 17 августа, в этом месте погибло порядка 60 солдат. Из них 15 были пулеметчиками. Мы сфотографировали останки и отправили снимки антропологу. Эксперт по строению черепа определил возраст — от 25 до 30 лет. Особых примет не было, но по возрастным границам наш список сократился до трех бойцов», — рассказал Артем Бандура.

Захоронение назначили на 22 июня. А фляжку поисковики залили водой, чтобы размочить слой грязи. После очистки на сосуде проявились нацарапанные инициалы: Н.В.Ч. По этим буквам из списка всех бойцов 157-го стрелкового полка подходил лишь Николай Васильевич Чернышев, младший сержант 1917 года рождения. Он числился заместителем командира отделения и, по штату, имел при себе пулемет Дегтярева. Так безымянный боец обрел имя. Чернышев родился в деревне Черемхово Иркутской области. На фронт его призвали из Александровска-Сахалинского. К сожалению, родственников солдата найти не удалось. Останки пулеметчика захоронили с почестями на Сахалине.

«Чуть позже мы нашли в архивах наградной лист на Чернышова Николая Васильевича — нашего бойца, только фамилия была написана через О. Был приказ наградить его медалью «За отвагу»: огнем своего пулемета он блокировал вражеские дзоты и огневые точки противника. Был ранен, но благодаря ему однополчане смогли захватить этот вражеский рубеж», — поделился активист поискового движения.

Вскоре сахалинцы повторно выехали на место, где нашли солдата. Требовалось восстановить картину событий тех далеких дней. Уже было известно: местом захоронения бойцов 157-го полка, пропавших без вести, было место в 8 километрах к северу от села Котон (в наши дни — Победино). Там поисковики нашли останки пулеметчика Чернышова.

«В 30 метрах от того места, где мы его достали, увидели небольшой холм. И вокруг гора гильз, не меньше 90 штук. Прошли чуть дальше, а за поворотом распадка — огромная «оборонка» японцев: дзоты, окопы. И видно, что был серьезный бой — кругом осколки, гильзы, фрагменты гранат», — уточнил Артем Бандура.

Анализируя архивы, поисковики восстановили хронику боя, в котором сложил голову советский солдат. Вероятно, бойцы стрелкового полка наткнулись на японский огневой рубеж и дали бой. Солдат Чернышов с пулеметом залег за холм и стал подавлять артиллерийские точки японцев. Судя по гильзам, он расстрелял больше двух пулеметных дисков. Когда бойца ранили, однополчане оттащили его за угол распадка, в 20-30 метрах от огневого рубежа, перевязали и оставили. Эвакуационная команда, которая должна была потом забрать его с поля боя, не нашла солдата, и он скончался от ран.

«В документах было написано, что он ранен и у него одного из всего наградного списка по 157-му полку не было пометки о том, что Чернышов эвакуирован в госпиталь, на безопасное расстояние, или покинул поле боя по приказу командира. В иркутской деревне Черемхово, как и в Александровске-Сахалинском, волонтеры не нашли родственников погибшего Николая Чернышова, хотя однофамильцев встретили много», — уточнил руководитель поискового движения.

Фото: Сахалинское отделение общественной организации «Поисковое движение России»

Пулеметчик Николай Чернышов — далеко не единственный солдат, заплативший наивысшую цену за возвращение Сахалина и Курил. Но память о его подвиге останется в веках, как и благодарность за его бесценную жертву — жизнь. Можно только догадываться, сколько таких Чернышовых еще лежат в российской земле, не имея ни могилы, ни надгробия, ни имени. Но мы не имеем права предать забвению подвиг советских солдат, которые подарили нам мирную жизнь. И мы будем помнить.