«Небо у меня в крови»: ветеран Военно-воздушных сил рассказал о своей профессии

12 августа , 09:48Общество
Фото: личный архив Владимира Бовтунова

Ветеран Военно-воздушных сил Владимир Бовтунов рассказал сахалинцам о службе. Майор в отставке большую часть жизни провел в небе — в кабине вертолета.

— Владимир Александрович, почему решили связать жизнь с армией? И как выбор пал именно на Военно-воздушные войска?

— После школы меня призвали в армию. В то время пройти срочную службу было престижно — как пройти школу жизни. Поэтому я даже не задумывался и не собирался «косить». Так получилось, что меня распределили в авиацию. Первые полгода я провел в Школе младших авиационных специалистов. Оттуда я вышел младшим специалистом авиационного оборудования. Отслужил на секретном тогда истребителе-перехватчике МИГ-31. Конечно, после дембеля у меня даже вопросов не было, куда идти. У меня уже тогда глаза горели. Если ты однажды оказался в небе, оно больше не отпустит — это какая-то любовь, ее невозможно описать словами.

Первый прыжок с парашютом
Фото: Личный архив Владимира Бовтунова

— После срочной службы вы выбрали вертолет. Почему?

— Почему вертолет? (смеется) Когда мне было 10 лет, к нам в поселок, откуда я родом, прилетел вертолет. Я не помню точно, но мне кажется, это был санрейс, потому что рядом была больница. Мы с друзьями прибежали поглазеть — это для деревенских мальчишек было в новинку. Мне даже разрешили заглянуть в кабину. Вы не представляете — там было столько лампочек, столько тумблеров, и пахло каким-то мужеством, что ли. У меня в голове не укладывалось — как все это возможно запомнить? Как можно выучить, что для чего? Этот день я запомнил надолго, эмоции отложились в голове. Да и ближайшее училище было вертолетное. Как ирония судьбы.

— Какие основные задачи выполняет экипаж вертолета в мирное время?

— Вертолет — это многоплановая машина. В мирное время — это перевозка пассажиров, грузов, продуктов питания. Если говорить об авиации в целом, то это тесная работа, например, с компаниями, добывающими полезные ресурсы. Вертолет незаменим как в армии, так и на гражданке.

— Сколько лет вы в небе? После ухода на пенсию не хотели вернуться в кабину вертолета?

— Я с небом на «ты» с 1993 года. В следующем году будет 30 лет, представляете? Я не оставил небо — оно у меня в крови и сердце. После армии я пришел в гражданскую авиацию. Сейчас летаю по золотодобывающим родникам. И каждый раз, когда я подхожу к вертолету, у меня щемит сердце, а когда поднимаюсь в небо — захватывает дух. Конечно, это очень опасная профессия. Мы теряли друзей, сами были в экстренных ситуациях, но ведь небо не любит слабаков. Поэтому экипаж должен быть профессиональным. К счастью, я служил и работаю именно с такими людьми. Со многими до сих пор после армии поддерживаем дружбу. В прошлом году мы оказались в сложной ситуации — чуть не «поймали» сопку. Благодаря команде мы все живы, отмечаем второй день рождения.

вид из кабины вертолета
Фото: личный архив Владимира Бовтунова

— Какими качествами должен обладать член экипажа вертолета?

— В первую очередь, это ответственность. Мы понимаем, что от каждого из нас зависит не только наша жизнь, но и тех, кто находится в салоне вертолета. Мы должны быть внимательными, иметь хорошую моторику рук, отличное зрение, слух. Кстати о последнем. У вертолетчиков есть профессиональная болезнь — вертолет не имеет герметизации, там шум непередаваемый в кабине. Порой, бывает, после работы все на земле кажется таким тихим, иногда даже переспрашиваешь, что тебе говорят. Сложностей в работе хватает, но от этого работа становится еще интереснее. Вы не представляете, какие погодные условия встречались нам на пути, как мы ищем подходящие площадки для приземления.

— А профессия не сказывается на личной жизни?

— Моя работа — это и есть личная жизнь. Я прекрасно понимал, что меня ждет, когда шел в армию. У меня прекрасная семья — двое детей. Они уже взрослые, но мы до сих пор вспоминаем, как в детстве я катал их на вертолете. Младшая дочка Олеся всегда с такой радостью приходила на аэродром. Эти огромные горящие глаза, разглядывающие технику. Она сама выбирала, на чем хочет полетать. Мы брали ее с собой на облеты вертолетов. Для меня это работа, для нее — другой мир, волшебный. Я рад, что моя профессия делала моих детей счастливыми. А сын Никита и вовсе хотел пойти по моим стопам — после девятого класса уехал в Барнаул учиться в летной школе. После поступил в Высшее военное училище штурманов. Но в один момент выбрал другой путь. В принципе благодаря армии у моей семьи было все — нам выдали квартиру, был стабильный заработок, продуктовые пайки. Наверное, лучшее, что может случиться с человеком — это работа, приносящая только удовольствие. Ведь недаром говорят: «Преврати хобби в дело жизни, и ты ни дня не будешь работать». У меня получилось именно так. Я счастлив и ни на что не променяю вертолет. Сейчас я майор в отставке. За почти 30 лет налетал больше 8 000 часов, а сколько еще впереди (смеется). Для меня 12 августа — важный день. День Военно-воздушных сил. Я поздравляю всех причастных к небу. Неважно — военная или гражданская авиация, вертолетчик ты или сидишь за штурвалом самолета. Небо — это жизнь, это что-то в крови, это то, что забирает всего тебя и не отпускает. С праздником, коллеги!