«Ты должен истоптать десятки башмаков»: Виталий Гомилевский о настоящих депутатах

19 августа , 09:52ОбществоФото: пресс-служба Сахалинской областной Думы

Заместитель председателя Сахалинской областной Думы Виталий Гомилевский — один из старожилов регионального парламента. Этот созыв стал для него уже пятым по счету.

В интервью корреспонденту Sakh.online народный избранник раскрыл закулисную работу законодательного органа и рассказал, каким он видит настоящего, народного депутата.

— Давайте поговорим в целом о работе островного парламента в его текущем созыве. Период был сложный, тут и коронавирус, и санкции недружественных стран. Как удавалось справиться?

— Если говорить в целом о работе парламента в текущем созыве, а это с 2017 года и по сегодняшний день, эти 5 лет — для меня это был пятый созыв, в котором я работал. Наверное, самый сложный. В том плане, что выбор решений всецело от наших желаний не зависел во многом.

И первое, что нарушало все время наши возможности и желания — это коронавирус. Такого никогда не было, мы никогда не испытывали такого давления, массового заболевания людей, в том числе и депутатов. Это влияло и на возможность проведения комитетов, и на возможность проведения в сроки, предусмотренные регламентом даже сессий. И все-таки мы постарались не сорвать ни одной сессии. Если и были отмененные комитеты, мы тут же восполняли, через 2-3 дня внеочередными сборами.

Во всяком случае, первоочередные задачи, которые возникали по просьбе правительства и в порядке текущей деятельности, мы полностью обеспечили. Хорошо работали все фракции, у нас их три. «Единая Россия» — 20 человек, КПРФ — в начале было 4 человека, и фракция ЛДПР — 2 человека. Во время пандемии все старались участвовать и обеспечивать нормальную деятельность, которая зависела от всех.

А еще нас избаловала шельфовая добыча углеводородов. Избаловала в том плане, что с 2009 года у нас в динамике был только рост нашего бюджета. Все годы. И вдруг первый провал в 2016 году, потом в 2018. Причем провалы серьезные — на 70-80 миллиардов рублей. Но совместно с правительством области нам удалось найти такие варианты распределения средств, той части, которая была, чтобы не пострадал ни один человек, который пользовался возможностями нашего бюджета в социальном плане.

Социальная направленность бюджета — она до сих пор сохраняется. И мы, прежде, чем принимать решение по возникающим вопросам, колоссальную ревизию делали всех инициатив, которые уже были приняты. Потому что, в противном случае мы должны были что-то исключить, чтобы что-то включить. Казна ведь не бесконечна. Мы много советовались с правительством и ни разу не приняли бюджет в ущерб социальной направленности.

В этом заслуга всего депутатского сообщества нашего. Я им лично очень благодарен. Как руководителю фракции «Единая Россия», очень много нужно было разъяснять. Не агитировать, нет. В этих делах агитировать бесполезно. Надо аргументы такие было иметь, чтобы депутат согласился и принял решение совместное, всей фракцией, которое требуется всему населению. Несмотря на то, что в какой-то мере может пострадать какой-то объект в его округе. Мы же сообщество, каждый лоббирует вопросы своего округа. Но, в чем ценность фракции — с помощью выверенных аргументов, проработанных с правительством, принимать общие решения. Иногда даже в ущерб твоим объектам, я их называю «детьми».

Теперь-то рост бюджета продолжается, с 2020 года. Мы уже забыли те ситуации, которые были в 2016, 2018. Но, тем не менее, мы продолжаем выверять каждый объект, абсолютно каждый. Чтобы не нарушить социальную направленность.

— Какие принятые за эти годы законы считаете важнейшими? Кто принимал участие в разработке и лоббировании проектов?

— Мы только в прошлом году приняли более 15 законов, связанных с социальной работой. Например, наши ребята, участники боевых действий, которые были в Афганистане, Чечне, сейчас участвуют в специальной военной операции на Донбассе. Раньше они получали из федерального бюджета компенсацию за лекарства — 1 200 рублей, сейчас это около 3 000 рублей. А реабилитация нужна была им всем, и душевная, и физическая.

Вот они пришли три года назад к нам. Я тогда был председателем комитета по социальной политике. Андрей Хапочкин меня зовет, чтобы вместе с ними пообщаться. А ребята говорят: «И в Рязани получают 1 200 рублей, и у нас. А стоимость лекарств-то разная. В 2, а то и в 2,5 раза больше». Значит, надо из нашего бюджета добавлять. Обсудили с областным правительством, убедили в необходимости такой поправки, но с оговоркой: «неработающие пенсионеры». А их тогда было около 400 человек из почти 2 500. А по состоянию на текущий год таких стало еще меньше — 172 неработающих пенсионера. И опять пришлось беседовать, неоднократные встречи проводить с правительством, министрами. В итоге, в июле этого года мы приняли закон и убрали этот ограничитель.

Теперь каждый из 2 500 участников боевых действий на островах получают региональную надбавку. Плюс, в заявительном порядке, все, кто вернется из Донбасса. Надо будет только написать заявление. Трудно сказать, сколько это будет человек, но дело не в цифре, у нас есть резерв. Заложили деньги по линии министерства социальной защиты и мы обеспечим их. 1 000 будет человек прирост, 2 000 — не важно, всем будем выплачивать в дополнение к федеральным средствам почти 2 000 рублей.

Ещё один пример — по учителям. Как председатель комитета по социальной политике я сам внедрял поездки целой группы депутатов по районам. Не только членов комитета, но вообще всех, кому это было небезразлично. Объезд делали по всем уголкам Сахалинской области. В клубах сельских встречались с людьми, разговаривали о состоянии дел в их населенных пунктах, выспрашивали — в чем они нуждаются. Состояние самих клубов обсуждали, необходимость их замены, строительства и обновления ФАПов. И многое другое, по всем объектам.

Если память не изменяет, то дело было в Краснополье. Около 2,5 лет назад. Учительница обращается с таким вопросом: «Я езжу сюда из Углегорска каждый день. Во-первых, билет стоит денег. Во-вторых — мне же пообедать надо где-то. Я вынуждена или просто на бутербродах жить, или в столовой, за деньги. Если бы я жила в Краснополье, то успевала бы сама приготовить и поесть домашнего». И так далее. Нормальный, жизненный вопрос, правда?

Нам понадобилось почти два года убеждать. Мы редко об этом говорим, но вот эта сторона вопроса, когда ты должен убедить, истоптать десяток башмаков, открыть десяток дверей. Где-то тебя поняли — хорошо, где не поняли — снова туда вернуться через месяц, два, три. Но в итоге убедили.

Мы же медикам платим. Всем работникам здравоохранения платим за съем квартир. И в селах, и в городах, если человек снимает квартиру. Не более 25 000 рублей, кроме Южно-Сахалинска — там до 40 000 рублей. А что ж мы так с учителями не поступим? Причем просят учителя, живущие в городе, но работающие на селе. Потому что там, как правило, не хватает жилья и оттого, в том числе — учителей. Особенно по узким профилям, например — английскому языку, черчению и так далее.

И вот, мы решили и приняли закон. Теперь каждый преподаватель, который желает жить на селе и учить детей, за съем квартиры получает компенсацию. Правда, не более 15 000 рублей, но в селах везде и за 10 000 рублей можно снять однушку или комнату. Хорошее решение, хоть и понадобилось столько лет. И я рад, что нам удалось это решить, убедить всех депутатов.

А перед этим мы приняли закон по этим же учителям. И стали компенсировать им проезд. Кто-то ведь не хочет переезжать в село. Например, человек живет в том же Углегорске, а работаем в Краснополье. Хорошо, тогда мы компенсируем ему поездки, билеты ведь тоже не стоят рубль, там набегают за месяц серьезные деньги. Транспортники свой бизнес бесплатно не отдадут.

В общем, вопросов было много. Можно перечислять долго, повторюсь — больше 15 законов за последнее время только.

В прошлом году, после того, как Александр Ивашов покинул пост зампреда областной Думы и ушел трудиться мэром Корсакова, встал вопрос — кого избрать заместителем председателя. Для меня это предложение, если честно, было совершенно неожиданным. Это не скромность, просто возраст есть возраст, я никогда не скрывал — сколько мне лет. И не ожидал, что меня еще оценивают так, что я могу принести пользу в этих вопросах.

Когда поступило такое предложение, я согласился. И не жалею. Потому что удалось во многих вопросах помочь председателю, он у нас человек очень увлеченный — и благоустройством, и спортом, и многими другими направлениями. Удается ему помочь, находясь здесь, в решение всех текущих вопросах.

Одновременно я был выбран руководителем фракции «Единая Россия». И тоже многое удалось сделать. Наша фракция всегда подает пример другим членам партии по всему региону — в выполнении своих решений, постановке новых вопросов. По сути дела, это интерполируется на все районы. И в этом моя работа тоже заключается. Я рад, что на пике возрастном удается помогать депутатскому корпусу принимать единые, обдуманные решения на основании решений нашей фракции. В том числе и по тем законам, о которых я говорил выше. Надо людей слышать, мы в думе представляем большинство и на нас лежит огромная ответственность».

— Споры в нашей Думе — явление регулярное. Но насколько слаженной должна быть работа депутатов, когда речь идет об инициативах, от которых зависит жизнь в регионе?

— Вы знаете, споры в Думе возникают, как правило, не потому, что сам вопрос дискуссионный. Просто некоторые депутаты пользуются возможностью перед журналистами, на общих заседаниях показать свое «я». Запретить мы не можем, но в то же время меня это всегда в какой-то степени раздражает.

Скажу — почему. Мы все вопросы неоднократно обсуждаем до того, как он будет вынесен на решение Думы в целом, даем высказаться представителям всех политических сил, привести свои аргументы. Это происходит на профильных комитетах, совместных комитетах — спорь, сколько хочешь. Каждый вопрос готовится минимум две недели, а некоторые — месяцами, прежде чем попасть на Думу. И когда на общем заседании депутат повторяет то, что говорил на фракции, на комитете, то это очень раздражает.

Конечно, это не раздражает жителей региона, которые потом смотрят или читают новости и думают: «Вот депутат, который за нас беспокоится». А 25 других депутатов об этом уже говорили, но не на общем заседании, где уже взвешенный вопрос вынесен. Что ж тут спорить? Когда мы все обговорили до тонкостей, почему именно такое решение.

Но, тем не менее, регламент дает возможность депутату задавать любые вопросы, абсолютно. Прервать его никто не имеет права. Пять минут он может выступать, две минуты он может задавать вопросы — все расписано в регламенте, нарушать никто не имеет право. Ни председатель, ни кто бы ни был ведущим.

Поэтому, на взгляд со стороны, возникают споры. Но это не споры, просто мы вынуждены по полчаса слушать тех, кто об этом же выступал на комитетах и им четко дали разъяснения министры, или их заместители, или другие депутаты, которые разбираются в вопросе. Но им этого мало, им надо показать себя. Что ж поделать — выборы, они всегда приходят и об этом надо помнить. Пять лет пролетает очень быстро.

А вот споры на фракции — это очень интересно. Мы вообще стараемся закрытых заседаний не делать, если и есть вопросы, которые требуют закрытого обсуждения, мы их выносим на завершение работы. Чтобы сначала обговорить все, что касается широкой общественности. И всегда приглашаем журналистов.

Те, кто приходит, услышит — как принципиально и без всякой поддавки наши депутаты, члены фракции выступают и чего требуют. Там мы находим общий язык с правительством. Если депутат прав и его аргументы проходят проверку, мы стараемся все это уточнить. Поэтому и решения выносятся о консолидации голосования.

Вот смысл фракции, первая ее цель — консолидированное голосование по самым злободневным вопросам. А консолидация добивается посредством многочасового обсуждения. Даже если из 20 человек несколько не согласны с общим решением, но согласно большинство — мы консолидируемся и на Думе уже будем голосовать единым фронтом. Это и есть демократический централизм, партийная дисциплина.

Но это не значит, что мы какие-то вопросы проводим в ущерб населению, в угоду каким-то лоббистским целям. Ничего подобного. Дел всегда хватает, многое сделано для защиты населения.

— Впереди новый этап работы Думы. Какой совет вы могли бы дать новоизбранным депутатам?

— В основе деятельности любого депутата должны лежать добросовестность, умение слушать и слышать людей, готовность обсуждать, отстаивать свою позицию, но и идти на компромисс в случае необходимости. Ведь я все рассказывал, как мы защищали, добивались и помогали населению. Принимайте, пожалуйста, товарищи кандидаты в депутаты, этот рассказ за основу и действуйте. Будьте принципиальными, неравнодушными, и вы найдете удовлетворение в своей работе. И население будет вас поддерживать.