Отсюда всё начиналось: почему село Дуэ считают истинной столицей Сахалина

1 июля , 12:42Краеведение и история
Фото: Даниил Панкстьянов

В этой статье вы прочитаете о святой земле на Сахалине, куда не попал Наполеон, несмотря на всё своё горячее желание.

Как вы думаете, о каком населённом пункте идёт речь? Если не догадались вот вам ещё подсказка. Нашему корреспонденту повезло оказаться в интересном месте, где не удалось побывать Наполеону. Дело в том, что он хотел поучаствовать в экспедиции Лаперуза 1787 года, но его туда не взяли.

На карте Сахалина много французских названий. Что касается села Дуэ, а наш рассказ именно о нём, так его окрестил известный французский мореплаватель. Желающие на выбор могут считать, что он присвоил ему такое имя в честь города в северной Франции или полагать, что Дуэ это искажённое нивхское Руи, что переводится как «водоворот, сильное течение». В этих местах издавна проживал могущественный нивхский род Руи. 

Пока ученые не пришли к общей точке зрения по этому вопросу. Тем не менее, вначале населённый пункт назывался по-разному: «пост на острове Сахалин» и «Сахалинское зимовье».

Отсюда, из села Дуэ начинаются все дороги Сахалина. Во многом он был первым. Таковым он и остаётся в истории нашего острова. Недаром здесь находится указатель расстояний до городов нашей области.

Анатолий Юфкин четыре раза уезжал из родного Дуэ, где родился, но каждый раз возвращался назад, потому что его сюда тянет.

— Это моя Родина любимая. Родина это, прежде всего, радость. Матушка из Брянской области, батя из Сибири, да и многие люди, также приехавшие издалека, в унисон мне говорили вот это Родина. Она была для них первой, а не второй, — вспоминает Юфкин. — На материке мне снились море, голубое небо, маяк. Я не хочу обидеть Александровск — нашего близкого соседа, но именно Дуэ – первая столица острова. Первый маяк на Дальнем Востоке был поставлен здесь. Первые на острове телеграф, церковь, часовня. Всё было тут. Отсюда всё начиналось.

С этим сложно не согласиться. Судите сами. В Дуэ в 1853-1854 годах начались первые попытки добычи угля русскими моряками. В 1856 возник первый постоянный русский военный пост на острове. Через два года впервые в его истории начались сельскохозяйственные опыты.

Там же в 1858 году заложена первая настоящая или, как тогда говорили «правильная» угольная шахта. В 1868 учреждён первый административный центр острова. В 1870 организована первая больница, спустя шесть лет - первая ссыльнокаторжная тюрьма. Это лишь небольшой список первенств, которые удерживает село. Если бы существовала книга рекордов Сахалина, Дуэ был бы одним из рекордсменов.

Попробовать уголь на язык

Если сейчас главным двигателем экономики в прямом и переносном смысле слова являются нефть и газ, то в 19 веке это был уголь. Он и стал причиной появления Дуэ, где было очень удобно добывать это топливо. Именно дуйский уголь закинули в топку кочегары винтовой шхуны «Восток», с чего и началась новая страница в истории этого побережья.

Капитаном судна был Воин Андреевич Римский-Корсаков — старший брат знаменитого композитора Николая Андреевича Римского-Корсакова. Темур Мироманов, экс-директор историко-литературного музея «А.П.Чехов и Сахалин» показал склон, где посланные Воином Андреевичем матросы под командованием капитан-лейтенанта Чихачева нашли уголь хорошего качества.

Темур Георгиевич рассказывает, что сначала они не поверили своим глазам, поэтому поковыряли породу и даже попробовали её на язык.

За полдня матросы накололи столько угля, как тогда говорили, наломали, что шхуне было достаточно, чтобы пройти через пролив у мыса Погиби и выйти в низовья Амура к селению Охотское. И долгое время вот это место называлось Чихачевской ломкой.

После этого Невельской отправил сюда одного из членов экспедиции капитан-лейтенанта Николая Бошняка, который семь месяцев исследовал западное побережье Сахалина. О чём адмирал доложил императору, который повелел: «В лето 1856 года основать в месте угольных месторождений военный пост Дуэ».

Уголь был очень важен, потому что в середине 19 века происходил переход с парусного на паровой флот. Уголь требовался для Камчатской и Амурской флотилий и начинающего развиваться Владивостока. До того, как в Александровске нашли «чёрное золото», его приходилось покупать в Китае и Корее. Это был уголь низкого качества по высокой цене.

За проделанную работу по исследованию острова Бошняка наградили орденом Святого Владимира 4-й степени. Активным строительством нового поста занимался неутомимый исследователь Сахалина и бесстрашный мореход Николай Рудановский. При нём были построены казармы, офицерский домик, баня, склад.

Николай Васильевич сделал топографическую съёмку побережья залива, изучил метеорологические условия местности, режимы приливов и отливов в Дуйском заливе, что было чрезвычайно важно для организации погрузки угля на пароходы в условиях мелководного и открытого ветрам рейда.

В 1857 году непосредственно у места ломки построили небольшую пристань, которая не сохранилась до наших дней. Рядом через три года для безопасности заходящих на рейд судов на высоте 88 метров поставили первый на Сахалине маяк. Его свет в ясную погоду был виден с расстояния 20 миль.

Духовный опыт Дуэ

Вся эта деятельность привела к тому, что пост стал опорной базой для продвижения России на юг Сахалина, как в материальном, так и духовном отношении.

Дуэ это также особое место на острове, потому что здесь побывал русский православный святой. Причём один из немногих в Русской Православной церкви, канонизированных наравне с апостолами.

Он много сделал для того, чтобы народы, которые проживали на Дальнем Востоке и на Аляске, узнали о православной вере. Он буквально говорил с ними на одном языке, потому что специально изучал разные наречия, перевёл на них Священное Писание, создал алфавит для алеутского языка. И конечно строил храмы и учил детей.

По замыслу святителя и с его благословения губернатор Восточной Сибири Муравьев-Амурский основал на реке Амур город Благовещенск. Под его духовным наставлением был образован Владивосток и ещё множество селений Приамурья и Приморья. Но главное, что при нём там начали появляться православные храмы, часовни и монастыри.

Святителя Иннокентия считают небесным покровителем Сахалина и Курил. Как же он оказался на нашем острове? Как говорится, не было бы счастья, да несчастье помогло.

В 1861 году в Дуэ высадился Иннокентий, тогда архиепископ Камчатский, Курильский и Алеутский, который следовал на корабле из Николаевска в Петропавловск, но был застигнут сильной бурей возле Дуэ. Весь экипаж спасся и благополучно высадился на берег.

В честь этого события здесь в 1997 году на 200-летие Иннокентия установили памятный крест, а в 2011 году на средства Сахалинской региональной общественной организации «Братство Александра Невского» -  православную часовню. Кстати, часовня была построена на историческом месте, там же, где возводилась в 1876 году.

Помощник св. Иннокентия, который был с ним в Дуэ, позже стал первым православным священником на Сахалине. Симеон Казанский был человеком с твёрдым и решительным характером, который много сделал для нашего острова и России.

Как очевидец он писал: «Сделалась страшная буря; судно наше перебрасывало из стороны в сторону, смятение было полное, все ждали смерти; один преосвященный Иннокентий был в полном спокойствии». Далее он пишет: «поражен был такой картиною: среди общего смятения, треска судна и стука волны преосвященный Иннокентий спокойно стоял перед образом на коленях и горячо молился и читал себе отходную»…. «по окончанию молитвы владыка с невозмутимым спокойствием вышел на палубу и давал советы капитану судна».

Пробыв в Дуэ несколько дней, Иннокентий затем направился в Японию, помочь молодому миссионеру иеромонаху Николаю (Касаткину), позже причисленному к лику святых.

В память об этом событии с 2006 года в Дуэ каждое лето проходит молодёжный палаточный слет «Берег притяжения». Отец Виктор Горбач, настоятель храма св. Иннокентия Московского в Южно-Сахалинске говорит, что он и многие другие люди, испытывают в этом месте чувство сопричастности к нашим великим, героическим предкам, которые осваивали Дальний Восток.

- Это особенное место, ведь именно отсюда в ХIХ веке, началось освоение Сахалина русскими людьми, здесь был построен первый православный храм. Здесь молился и благословил наш остров равноапостольный Иннокентий. Сегодня мы чувствуем эту духовную связь и осознаём Сахалин и Курилы как форпост России в Азиатско-Тихоокеанском регионе, землю, с которой начинается Россия и встает Русское солнце, — считает протоиерей.

Ужасный день длиною в годы

Интересно, что архиепископ потерпел крушение у берегов Дуэ на клипере «Гайдамак», на котором служил будущий известный романист, а тогда мичман, Константин Станюкович. Литературоведы полагают, что случившиеся с ним кораблекрушение он взял за основу для своего морского рассказа «Ужасный день».

Если в рассказе Станюковича несчастье кратковременно, то на каторге, где терпели бедствие заблудшие души, «ужасные дни» растягивались на годы. Недаром про наш остров в то время говорили: «Вокруг вода, посредине беда».

Первого каторжанина — Ивана Лапшина направили на остров ещё в сентябре 1858 года, кстати, для добычи угля. В последующие годы ссыльных отправляли в Дуэ небольшими партиями: первая в 1861 году — 80 человек, в 1862 — 15 человек, в 1863 — 41 человек и т.д.

В этот период они не составляли постоянного контингента русского населения острова. Отработав на шахтах один-два года, они возвращались на материк. Позднее после отбытия срока каторги они должны были оставаться на поселение. Одной из важных целей учреждения каторги на острове помимо добычи угля была колонизация Сахалина в условиях, когда на него претендовала Япония.

Небольшие партии ссыльных сосредоточивались в основном в посту Дуэ, который к 1876 году насчитывал 1,5 тысячи жителей. Затем по мере освоения других районов их отправляли далее.

В 1890 году Чехов в ходе переписи обозначил количество жителей в Дуэ: 291 (167 мужчин и 124 женщины) и отмечал в селе такую тесноту, что «яблоку упасть негде». Поэтому административный центр перенесли в Александровск. В широкой долине реки Большой Александровки было намного просторнее, чем в узкой котловине, где располагался Дуэ.

Или вот выдержки из его книги «Остров Сахалин»: «в первые минуты, когда въезжаешь на улицу, Дуэ даёт впечатление небольшой старинной крепости: ровная и гладкая улица, точно плац для маршировки, белые чистенькие домики, полосатая будка, полосатые столбы; для полноты впечатления не хватает только барабанной дроби».

«Страшное, безобразное и во всех отношениях дрянное место, в котором по своей доброй воле могут жить только святые или глубоко испорченные люди», писал Чехов.

В Дуэ в то время было две тюрьмы. В Дуйской он познакомился с седым стариком лет 60 — 65 по фамилии Терехов, сидящим в тёмном карцере, который произвёл на него впечатление настоящего злодея. «По рассказам арестантов, этот старик убил на своем веку 60 человек; у него будто бы такая манера: он высматривает арестантов-новичков, какие побогаче, и сманивает их бежать вместе, потом в тайге убивает их и грабит, а чтобы скрыть следы преступления, режет трупы на части и бросает в реку», — писал Антон Павлович.

Но самым страшным местом сахалинской каторги считалась Воеводская тюрьма, расположенная в распадке с аналогичным названием. Причём здесь самым тяжёлым преступлением считалось не убийство, не грабёж, а побег, за который людей заковывали в кандалы, приковывали к тачкам и брили половину головы.

- Здесь приводились в исполнение смертные приговоры. Чаще всего через повешение. И только тут наказывали кнутом. В остальных местах сахалинской каторги могли выпороть розгами. Именно поэтому Воеводская тюрьма была ненавидима всеми каторжными. А ещё оно находилось в таком страшном месте, что солнце здесь появлялось зимой всего на три часа, — рассказывает Темур Мироманов.

Иные мастера заплечных дел могли несколькими ударами кнута убить человека. Когда заезжие артисты жаловались на маленькое количество зрителей на спектаклях в Александровске, палач Комлев им говорил, что когда он порол каторжных в Воеводской тюрьме, у него всегда был аншлаг. Тюрьма окружена здесь сопкой, как амфитеатром, где местные жители занимали места, словно в театре.

Чехов и Дорошевич в своих воспоминаниях указывают, что даже самые закоренелые каторжные, когда их привозили на Сахалин на кораблях и видели эти мрачные скалы и распадки крестились и плакали.

Каторжане настолько ненавидели Воеводскую тюрьму, что как только японцы здесь высадились в 1905 году, они её сожгли.

Прошлое, настоящее и будущее в одной точке

В Дуэ начиналась каторжанская тропа длинной менее 40 километров, которая шла до селения Дербинское, ныне Тымовское, что намного короче, чем по современной автомобильной дороге (54 километра). Местный энтузиаст Владимир Равдугин возродил отрезок пути между Дуэ и Михайловкой.

- Дело в том, что в Дуэ добывали уголь, но места для ведения сельского хозяйства было мало, так как он находится в узком распадке. А Новомихайловское находится на плодородных землях, где можно заниматься сельским хозяйством. Жители Дуэ, чтобы купить продукты питания, по этой тропе как раз и ходили, — рассказывает Мироманов.

Между этими населёнными пунктами всего лишь немногим более семи километров. Иногда расстояние может быть ещё короче. Некоторые учёные считают, что прошлое, настоящее и будущее во вселенной концентрируется в одной точке. Косвенным доказательством этой теории может быть граффити в Дуэ, где соединилось старое и новое, российское и японское. На сооружении, возведённом японцами, александровская молодёжь воспроизвела фото Дуэ времен каторги. Так они выразили увлечение историей родного края.

- Это накопительный бункер для угля японской концессии, основанной здесь в 1925 году. Уголь из глубины распадка, где находилась шахта, по узкоколейной железной дороге вдоль склона завозили сюда и потом через несохранившийся пирс грузили на пароходы и отвозили в Японию или использовали в интересах Советского Союза, — поясняет бывший музейный работник.

Японская концессия действовала с 1925 по 1944 год. Там работал отец Анатолия Юфкина. В одном распадке находилось сразу две шахты наша и японская.

- Интересно, что никогда не было «тёрок» с японцами. Жили мирно, хотя находились в состоянии войны. Они же были союзники немцев. У японцев было два парка: летний и зимний. Зимний парк — хорошая поляна на склоне. На ёлках висели лампочки. Даже ночью можно было на лыжах кататься. Летний советские горняки обустроили и проводили праздничные мероприятия. Особенно отмечали День молодёжи и День шахтёра», — рассказывает сторожил села.

Шахта «Макарьевская» гремела в 50-60-ых годах прошлого века на весь Советский Союз, так как была очень продуктивной, здесь добывался ценный коксующийся антрацит — востребованный в промышленности. В то время в навигационный период на дуйский рейд одно за другим подходили суда.

Анатолий с ностальгией вспоминает добрых, заботливых, гостеприимных и чудесных людей, которые здесь жили. Шахту они ласково называли «погребок», которая «людей не била, а жалела». Ему есть с чем сравнить. На Донбассе, где он работал в забое, почти каждый день случались трагедии со смертельным исходом.

Шахту в Дуэ закрыли в 1979 году. Начался период упадка. Здания рушились. Как-то он шёл с обеда и увидел, как с шумом рухнула бетонная крыша школьной мастерской, бывшей шахтовой бани. Чудом не пострадали дети, которых как раз перед этим позвали на обед.

Поэтому Анатолий считает правильным, что убрали большую часть аварийных зданий: комбинат, котельную, клуб, столовую, школу, хотя многие были против. По его мнению, нужно было сохранять исторические объекты, а не возмущаться после того, как они стали представлять опасность.

Дуэ подобно дереву, которое вырвал с корнями из земли мощный ураган. Его славная история, к сожалению, в прошлом. Когда-то здесь жило несколько тысяч человек. Сейчас осталось менее сотни среди развалин. 

Авторы:Даниил Панкстьянов