Сахалинский журналист побывал на «белой» путине

27 мая 2019, 19:10Дела рыбацкие
Фото:

Лососевая, или «красная», путина — горячее время для Итурупа. Не зря ее называют рыбной страдой. Пока она не началась, в море ловят разнорыбицу — минтай и треску. Это время называют «белой» путиной, своего рода репетицией перед ловом лосося.Наш корреспондент провел один день в море вместе с итурупскими рыбаками.

Чутье чаек

Каждое утро в бухте перед заводом ЗАО «Курильский рыбак» в селе Рейдово собираются маленькие суда — мотоботы. Капитаны, получив разнарядку на берегу, вместе с командами отчаливают выбирать порядки. Так называют длинные сети, которые устанавливают на глубину до 350 метров, прикрепляют ко дну якорями, а на поверхности обозначают оранжевыми буйками.

Кстати, ЗАО «Курильский рыбак» — единственное предприятие на Дальнем Востоке, которое ловит разнорыбицу такими сетями.

Выставляют эти ловушки сначала вдали от берега, а потом все ближе к нему, объясняет капитан мотобота Генадий Егоров.

Задача рыбака проста: подцепить сетку с помощью подъемного устройства — лебедки, и сгрузить улов сначала на палубу, потом в трюмы. А капитану нужно идти вдоль сети не спеша и без рывков.

У Егорова уже немалый рыбацкий стаж — в начале 2000-х приехал на остров из Орловской области, где моря нет, думал поработать год-другой, да так незаметно для себя и прикипел душой к Курилам.

День выдался хороший — солнце, легкий ветерок, на море практически штиль. Первый порядок — недалеко от берега.

 — Сейчас в основном ловим треску, — рассказал матрос Александр Дяйкин. — Минтай практически отошел, его в апреле было много, когда лов только начинался.

Чем ближе порядок, тем медленнее ход и тем больше собирается возле мотобота чаек. Самые настырные стремятся оседлать прожекторы на капитанской рубке. Почему-то им нравится правый. Сородичи стремятся выгнать тех, кто на нем уселся, хотя левый свободен… Когда чаек много и они постоянно кричат, понимаешь, что голоса у этих воспетых романтиками птиц совсем не романтические. Можно сказать, противные. Их децибелы чуть стихают, когда в море начинают выбрасывать прилов — птицам надо ухватить рыбку…

Все семь человек экипажа при деле. Капитан, как и положено, за штурвалом. Остальные — тралмастер, матросы, механик, кок (здесь его называют кондей) — на палубе. Я и не заметил, как они переоблачились в оранжевые рыбацкие костюмы с длинными резиновыми перчатками. Один управляет лебедкой, по которой с глубин поднимается сеть. Двое вынимают рыбу и складывают ее на палубе возле трюма. Другие укладывают использованную сеть, при необходимости помогают друг другу. В этом порядке рыбы немного, снасти от нее не ломятся.

Поправка на волнение

Когда улов большой и условия на море спокойные, то и капитан выходит на подмогу, рассказал мне Дяйкин. Но сейчас ему нужно определиться, в какое место пойти, чтобы улов был побогаче.

Движение косяков можно наблюдать по эхолокатору в капитанской рубке. Взвесив все за и против, капитан Егоров решает попытать счастья у другого порядка, он тоже расположен вблизи берега. Экипаж складывает треску (в сетях в основном она) в трюм, затем сбрасывает с себя оранжевые костюмы. На время перехода можно попить чай в кубрике и посмотреть фильм на диске. Кондей начинает заниматься обедом.

Моряки рассказывают, что сейчас с моря можно заметить медведей — они спускаются с обрывистых сопок к морю, где вылезли свежие коренья. Бывает, что даже близко от берега зверя не сразу различишь, потому что он сливается с окружающим фоном. Приглядишься — и увидишь движущееся пятно темного или рыжего цвета. Правда, появляются мишки во второй половине дня.

На обратном пути шансов понаблюдать за косолапыми больше. Для меня это кажется нереальным — вот так, в живой природе, медведя я еще не видел.

Вот и вторая ловушка. Ее местоположение определяется по навигатору, куда забиты координаты, а еще по надписям на буйках, с какого мотобота они поставлены.

— Делается это не столько для того, чтобы другим неповадно было брать чужое, — смеется Егоров. — Но и затем, чтобы самим не перепутать — где твой порядок, где чужой.

Здесь, на второй точке, ситуация с уловом не лучше. Чайки снова стремятся занять место на правом прожекторе. По пути встречается компания на резиновой моторной лодке. Мотобот ненадолго останавливается возле нее — все друг друга знают, спрашивают, как дела. Это как встреча двух соседей по дому на машинах на загородной автотрассе.

Экипаж и люди в лодке желают друг другу хорошей рыбалки.

Для того чтобы это пожелание сбылось, капитан решает пойти дальше от берега, это 7 миль, на банку — относительно мелкое место по сравнению с имеющимися глубинами. Очертания берега скрываются в дымке. На небе становится больше облаков, волнение немного усиливается. Переход занимает больше часа. За это время экипаж в кубрике успевает пообедать (подавали шурпу из подстреленной меньше суток назад утки), потом включает DVD‑проигрыватель и смотрят кино. Кто-то дремлет.

На банке рыбацкая удача тоже не улыбается. Улов такой же, как возле берега. А я вдруг замечаю, что сидеть внизу как-то… не совсем приятно. Качка усиливается. Мой вестибулярный аппарат протестует. Хотя до этого думал, что если я спокойно переношу американские горки и другие подобные аттракционы в парках, то и болтанку почти не замечу.

Оказывается, не все так просто. Пока судно движется по волнам со средней скоростью, все нормально. Особенно интересно стоять на носу — отдаленно это напоминает те самые американские горки: то вниз, то вверх. А вот когда бот замедляет ход, цепляет порядок и на малой скорости идет вдоль него, то качка усиливается, вместе с ней растет и нагрузка на вестибулярный аппарат. Что поделаешь — капитану приходится делать поправку на ветер и волнение, а для этого постоянно подруливать, чтобы можно было выбирать порядки без рывков и остановок.

Я бы в таких условиях точно работать не смог. А ведь было вначале потаенное желание облачиться в рыбацкий костюм и попробовать рыбацкого «хлеба». Хорошо, что не озвучил свою просьбу... Мне предлагают попить чаю, но мысль о том, чтобы спуститься вниз, где качает сильнее, отбивает всякое желание. Выход один — погулять по борту, потом пообщаться с капитаном в его рубке и снова на свежий воздух…

Смена Семенова

Собираемся посмотреть еще одну ловушку, но тут звучит команда идти к берегу. Время к 17 часам. Заполнена только половина трюма, улов составляет две тонны из четырех возможных.

Может быть, по пути к причалу удастся увидеть медведей? Но нет — мы идем другим путем. С такого расстояния их не разглядишь даже в бинокль. К берегу стекаются другие суда. Улов у всех сегодня не ахти. Мы вторые в очереди. У причала стоящий на суше автокран сгружает другой мотобот, становимся к нему. После него начинают разгружать наш улов.

А моя миссия в море окончена. Мне показывают самый короткий путь — с нашего мотобота перейти на другой, стоящий у берега, а с него по отвесной лестнице, высотой с полтора этажа, — на сушу. Перебираться на лестницу с качающейся платформы мотобота немного страшно, но главное, вовремя схватиться за перила.

И вот я на берегу. У моряков рабочий день заканчивается, а в цехах ЗАО «Курильский рыбак» только начинает кипеть работа. Сегодня у станка смена Александра Семенова, старшего мастера. Выловленную треску обрабатывают, выпотрошенные туши отправляют на заморозку и делают из их частей мороженое филе. Здесь больше ручного труда, чем на лососевой путине.

Сейчас работает 35 человек. Когда придет время большой путины, в цехах будет 230 работников или больше, в несколько смен, объясняет Семенов.

Он давно считает себя курильчанином, хотя родом из Астрахани.

— Моя мама в 1949 году приехала по оргнабору на Итуруп, — рассказал мастер. — Работала до1960-х годов, потом уехала. А я в 1997-м решил тоже поехать на Курилы. И вот живу на Итурупе до сих пор. Мне здесь комфортно. Без путины свою жизнь уже не представляю… Большинство осталось здесь по таким же причинам.

В этом году «Курильский рыбак» рассчитывает взять 1200–1400 тонн разнорыбицы, рассказал гендиректор компании Владимир Бочарников. Объемы поменьше, чем в 2018 году, поскольку дольше стояли льды. Продлится «белая» путина ориентировочно до 10 июня.

Этот период в «Курильском рыбаке» в шутку еще называют спящим. Но точнее будет назвать его пробуждением. Оно длится неспешно, зато дает возможность набраться сил и потом выложиться в море и на берегу по полной. Это и есть рыбацкое счастье.

Авторы:ГВ Корректоры