Деликатесы из родной лагуны

3 апреля 2015, 12:06Экономика и бизнес
Фото:

Pandalus borealis на нашем столе вкуснее и полезнее, чем вьетнамские креветки

Приморский гребешок, устрицы, мидии, креветки, крабы, трепанги и икра морского ежа – все эти деликатесы высоко ценятся как в России, так и за рубежом. И все это можно выращивать в Сахалинской области, если будет построен морской биотехнопарк, который уже несколько лет значится в числе приоритетных областных инвестиционных проектов.

Немногие знают, что за этим проектом развития марикультуры на наших островах стоит серьезная многолетняя работа сахалинских ученых. Об этом рассказывает Валерий Ефанов, профессор, доктор биологических наук, заместитель директора по науке института естественных наук и техносферной безопасности Сахалинского государственного университета.

– Валерий Николаевич, для чего нужен биотехнопарк?

– Не секрет, что в последнее время сырьевые ресурсы водных объектов в мире все сокращаются и сокращаются. Поэтому многие страны пришли к пониманию, что нужно заниматься искусственным разведением.

В частности, Китай в настоящее время за счет марикультуры выращивает около 40 млн тонн морских продуктов – рыбы, беспозвоночных, водорослей и различных моллюсков. Жемчуг на рынке сегодня тоже главным образом китайский, в этом смысле они уже намного обогнали даже Японию, которая была пионером в искусственном разведении жемчуга.

Многое из того, что выращивается на морских фермах, мы были бы рады видеть у себя на столе. Вот для этого и предпринимается попытка создать биотехнопарк. На бумаге и, в первом приближении, для проведения научно-исследовательских работ он уже практически готов.

– Известно, что ученые провели серьезную подготовительную работу...

– Исследования в этом направлении начались еще в XX веке с поиска мест, где можно заниматься марикультурой, разведением таких гидробионтов, как приморский гребешок, устрицы, мидии, креветки, крабы, морской еж, трепанги и другие виды.

Поиск привел к тому, что наиболее оптимальными являются два места: лагуна Буссе и два участка, относящиеся к заливу Анива Охотского моря, а также залив Измены на курильском острове Кунашире. Они имеют достаточно хорошую природную защиту от штормов.

Первое, на что было обращено внимание ряда исследователей, это на разработку штормоустойчивых инженерных систем – ряд предприятий получили патенты на специальные коллекторы, используемые в марикультуре.

Второе – оценка кормовой базы. Большинство объектов разведения, в частности двустворчатые моллюски, относятся к фильтраторам. То есть они фильтруют воду и потребляют в основном фитопланктон на различных стадиях онтогенеза. Значит, необходимо было оценить наличие фитопланктона. Для этого мы подняли научно-исторические данные с 1976 года, а кроме того, провели в лагуне Буссе в 2012–2014 годах комплекс исследований. Вывод обнадеживающий: состояние фитопланктона в настоящее время достаточное, чтобы заниматься объектами марикультуры.

Следующий аспект – это оценка гидрохимического состава вод лагуны Буссе. Очень часто в таких водоемах полузакрытого типа, где шторма незначительны, в придонных слоях формируется сероводород. Мы провели обследование термического, солевого, кислородного режимов, содержания углерода, сероводорода, органического фосфора и так далее. В результате установили, что приток речных и морских вод в лагуну создает в определенных местах как благоприятные условия, так и застойные зоны. И чтобы минимизировать застойные зоны, необходимо обязательно в трофическую цепь включить объекты марикультуры.

– В лагуне Буссе уже сейчас есть что разводить?

– Да, есть маточное стадо, которое позволяет дать будущий урожай. Мы провели оценку численности спата – это в основном двустворчатые моллюски на ранних этапах развития, которые осаждаются на коллекторах. Двустворчатые моллюски выпускают половые продукты в толщу воды, эти личинки плавают, а потом постепенно оседают на грунт или, как в нашем эксперименте, некоторая часть – на наши коллекторы.

Так вот, выставляя в различные годы различное количество коллекторов, мы установили, что колебания численности по различным объектам очень велики. Приморский гребешок, в частности, весьма чувствителен к термическому режиму: если в период размножения становится холоднее, то количество осаждающегося спата незначительно. В то же время такие объекты, как устрица и мидия, великолепно осаждаются независимо от термического режима, численность их популяций в настоящее время достаточна для интенсивного искусственного разведения.

То есть заниматься разведением марикультуры на Сахалине можно, все условия у нас имеются, более того, комплекс этих условий позволяет получать продукцию самого высокого качества. Что еще для этого необходимо? Очень серьезные усилия местных властей, в частности, людей, которые курируют нашу морскую отрасль, и – серьезные капиталовложения на уровне государственно-частного партнерства.

Если это будет, то пока еще можно создать марикультурные хозяйства, которые могли бы поставлять высококалорийную продукцию. Здесь ключевое слово – «пока». Если рассуждения о марикультуре будут продолжаться еще 5–10 лет, то такая вероятность может быть утрачена. Потому что, к величайшему сожалению, уровень браконьерства в Сахалинской области на местах обитания естественных сообществ объектов марикультуры (трепанга, гребешка, морского ежа, устрицы, мидии, рудитаписа, мактры и других) очень высок, и если численность ряда объектов достигнет минимального количества, восстановить стадо не представится возможным.

– Если все получится, то какой объем продукции можно получать на морских биофермах?

– Приведу в качестве примера префектуру Аомори в Японии. Там было построено предприятие по переработке отходов атомной энергетики, а сверхприбыли от реализации проекта захоронения этих отходов направили на создание ферм по разведению приморского гребешка. В настоящее время, уже на четвертый год работы, они получают 1 тыс. тонн гребешка – одних мышц, в чистом весе.

– Климат на Сахалине далеко не тропический – хватит ли пищи для гребешка в водах лагуны Буссе или необходима искусственная подкормка?

– Если мы говорим про наземно-воздушную среду, то в ней продукционные процессы в тропических лесах действительно выше. Но вот умеренные воды на порядок более продуктивны, нежели тропические. Поэтому Охотское море способно поставлять нам около 4 млн тонн биопродуктов, а если взять аналогичное море в тропиках, то наберется, может быть, 400 тыс. тонн.

Даже несмотря на то, что у нас поверхность водоемов замерзает, солнышка все равно достаточно, фитопланктон формируется и подо льдом. Даже более того, в зимний период клетки фитопланктона крупнее.

Есть некоторые культуры, которые действительно лучше разводить в тропиках – например, те пресноводные креветки, которые выращивают во Вьетнаме, мы таких просто не получим здесь. Но у нас есть другие – Pandalus borealis, та креветочка, которую мы любим гораздо больше. Она содержит больше микроэлементов, более калорийна. И вообще – она вкуснее.

Проект биотехнопарка «Сахалинский» реализуется Сахалинским государственным университетом совместно с рядом частных предпринимателей. Приоритетные области его развития – биология, ихтиология, экология и образование. В частности, предполагается разработка и внедрение образовательных программ по подготовке кадров для предприятий марикультуры, проведение практик и стажировок.

В структуру биотехнопарка входят следующие базовые центры:

1. Комплексы установок закрытого водоснабжения (УЗВ) для получения молоди беспозвоночных.

2. Морские хозяйства по товарному выращиванию объектов марикультуры, а также береговые базы.

3. Процессинговый центр, обеспечивающий глубокую комплексную переработку сырья в соответствии с международными стандартами, логистику, реализацию продукции.

Авторы:Администратор Администратор