Сахалинские рыбопромышленники обвиняют охотников за мойвой в том, что они отбирают хлеб

1 мая 2020, 08:00Экономика и бизнес
Фото: Фото: Сергей Сактаганов

Прибрежная рыбалка весной на Сахалине идет по своим законам. Сейчас многие островитяне азартно ловят уек.  У других своя «путина» —  даже в непогоду многие сахалинцы выезжают на побережье, чтобы собрать дары моря, выброшенные штормом. РИА «Сахалин-Курилы» постарался выяснить, всегда ли законен и полезен такой промысел. 

Что ловит Серега

Улицу Советскую в Тельновском не минуешь при всем желании — она делит пополам небольшое село, расположенное на северо-западе Сахалина. Здесь и удалось разговорить местного жителя, который, после глубокой задумчивости, предложил называть его Серегой. А поразмыслить было над чем, ведь мы поинтересовались, чем зарабатывает по ночам наш собеседник.

— Ну, песочку собираю и сдаю, — лаконично пробурчал Серега. — Кило — тридцатник. Считай, если куботейнер забью, то за ночь выйдет побольше, чем пенсия у мамани…

Здесь без пояснений не обойтись. Песочкой местные жители называют мойву, которая весной появляется в Татарском проливе. Небольшая серебристая рыбка откладывает и оплодотворяет икру на песчаном дне. Нерестилища расположены недалеко от уреза воды, и когда в Татарском проливе штормит, мойву в огромном количестве — слоем чуть ли не по лодыжку взрослого рыбака! — выбрасывает на берег.

Рыбка со всех сторон облеплена песком, его мельчайшие крупинки попадают в жабры и даже в желудок.

Фото: Сергей Сактаганов

В общем, если вас угостили деликатесом, который похрустывает на зубах, можете не сомневаться — та самая песочка и есть. Именно ее сдают сахалинские Сереги перекупщикам. А теперь помножьте 30 рублей на 900 с лишком килограммов — несложно посчитать стоимость пластмассового куботейнера.

Серега идет на промысел, потому что надо на что-то жить. Тем более сейчас, когда все из-за коронавируса встало. Ясное дело, что лукавит тельновский собеседник. Понимает: хотя заготовка штормовых выбросов мойвы не запрещена, но привлечь за нарушение правил рыболовства все же могут.

Инфографика: skr.su

Ведь сельчанин собирает рыбку не для личных нужд, а на продажу, да и перекупщики платят ему не с банковских карточек. А туда, где ежедневно переходят из рук в руки сотни тысяч рублей черного нала, мигом слетаются криминальные «надзирающие». Они норовят установить свои цены на целые партии мойвы, которые сплавляют оптовикам, приезжающим на Сахалин в эту пору с материка. Закупают свежемороженую рыбу гости охотно. В общем, как ни крути, а Серегин «бизнес» получается незаконным.

Маневры весенней путины

Самое обидное, что в эти же дни законопослушные промысловики простаивают. Когда мы на минувших выходных с президентом Ассоциации рыбопромышленников Сахалина Дмитрием Матвеевым отправились в рейд на сахалинское побережье Татарского пролива, наблюдали одну и ту же безрадостную картину. На сильной волне резво подскакивали ярко-желтые пунктиры поплавков, поддерживающих выставленные в море невода, а на берегу сиротливо сгрудились рыбацкие лодки и кран-балки с пустыми куботейнерами. Бригады прибрежников из-за штормов потеряли уже почти неделю, и, хотя мойва в проливе есть, радуются ей в основном рыбаки-любители да Сереги.

А ведь рыбопромышленные компании потратили немалые деньги на организацию полевых станов, котловое питание бригад, начисляют зарплату и налоги, арендуют транспорт и несут прочие неизбежные убытки.

— Мойвенная путина для нас — особенная во всех отношениях, — рассказывает Матвеев. — Во-первых, это более ценная и востребованная рыба, чем, например, навага или некоторые другие виды. Во-вторых, после завершения зимней рыбалки бригады можно не распускать по домам, рабочие места им обеспечивает весенний промысел разнорыбицы. В-третьих, мойвенная путина скоротечна, есть районы, где она длится не больше недели. Ну и, наконец, подходы этой рыбы к Сахалину растянуты по времени, что позволяет маневрировать. Скажем, сейчас берем ее в Татарском проливе, попозже она появится у восточного побережья в заливе Терпения. А в конце мая надеемся начать такой же промысел на юге, в заливе Анива.

Еще одно необходимое пояснение. По действующему законодательству природные запасы водных биоресурсов делятся в нашей стране на две условные группы. Первая из них квотируется, и промысловики могут добыть строго ограниченное количество рыбы, чтобы не нанести урона морской житнице. Ученые рассчитывают здесь предел — общий допустимый улов (ОДУ).

А вот для второй группы ОДУ не определяют, там промысел ведут, ориентируясь на так называемые разрешенные объемы. Известно, например, какие скопления той же мойвы подойдут к Сахалину: лови сколько повезет.

Недавно РИА «Сахалин-Курилы» рассказывало, что в разных уголках Сахалина люди продолжают вычерпывать уек и селедку. Фото и видео можно посмотреть здесь. 

Куботейнер против коронавируса

На какой же улов нацелились сахалинские рыбаки? В этом году в Западно-Сахалинской подзоне разрешено добыть более 7,6 тысячи тонн мойвы, взяли пока всего 1,3 тысячи тонн. Но это в целом, а у небольшой компании, выставившей на побережье несколько бригад, запросы не столь велики. Чтобы окупить сезонный промысел и получить оборотные средства для подготовки к следующей путине, либо даже хоть какие-то свободные деньги для развития, нужен улов в три-четыре сотни тонн.

Ценовой расклад тоже секрета не представляет. Отпускная цена для оптовых закупщиков установилась сейчас на уровне 150 рублей за килограмм. Для сравнения: на рынках Южно-Сахалинска мойву можно сторговать и по 80 — 100 рублей за кило. Но в такую розницу ее сдают рыбаки-любители, не несущие затрат, которые обязательны для официально зарегистрированного малого бизнеса. Вот и получается, что законопослушные добытчики вкусной рыбки ловят ее не столько ради прибыли, сколько для сохранения рабочих мест в прибрежных селах, где другого производства попросту нет…

Потребовался целый день, чтобы, проехав едва ли не половину западного побережья острова, мы спустились от северного села Лесогорск до расположенного в сотнях километров к югу порта Холмск. И везде на полевых станах звучал удрученный ответ: «Нет рыбы…» До завершения нерестового хода мойвы, а значит, и ее промысла, оставалось чуть больше пары недель. И словно в насмешку эта же рыбка, прозванная в просторечье уйком, украшала собой самодельные сушилки, прикрепленные в селах и райцентрах на оконные рамы, балконы жилых домов, на стены сараев и бельевые веревки.

Почему удача благоволила рыбакам-любителям, стало ясно, когда мы въехали в Чехов. Багровый диск солнца уже опустился за горизонт, но в десятом часу вечера жизнь в селе била ключом. На песчаном пляже горели костры, вдоль трассы, примерно на полкилометра, выстроилась колонна автомашин. Сотни островитян собрались здесь в ожидании ночного подхода мойвы. Какой там режим самоизоляции с коронавирусом, когда собственными руками ты можешь за пару часов забить уйком целый куботейнер!

Искушение выбросом 

К нежданным дарам моря стоит относиться с осторожностью

Сахалинская погода нечасто радует тихими и солнечными деньками. Поэтому даже в ненастье часть сахалинцев выезжает к морю. А если накануне шторм вынес на берег много интересного, то возникает закономерный вопрос: а можно ли забрать себе найденные здесь водоросли, рыбу и прочих морских обитателей? В областном агентстве по рыболовству пояснили: можно, но не все. Например, любой из нас может таким образом заготовить для личного потребления водоросли ламинарию, зостеру и филлоспадикс. Сюда же включены мойва и водные беспозвоночные. Примечательно, что объемы такого промысла не ограничены — бери сколько пожелаешь и унесешь.

Но есть и виды, чей сбор на берегу не разрешается Правилами рыболовства для Дальневосточного бассейна, в которые последние изменения внесли в 2019 году. В статье 57.5 этого документа перечислено девять запретных позиций, в их числе — несколько видов краба, морской гребешок, лососевые, трепанг и калуга.

Правила простые, а если что-то потребуется уточнить — их текст можно найти в Интернете. Другое дело, что обнаруженные на берегу морские дары не всегда идут впрок людям.

Разобраться в этой ситуации нам помог специалист Сахалинского филиала ВНИРО Алексей Метленков. Он рассказал, что все такие дары можно разделить на четыре группы. К первой относятся морские обитатели, живущие в прибрежных водах нашего региона. Среди них уже упомянутые водоросли, мойва, тихоокеанская сельдь и прочие. Во второй группе — теплолюбивые виды, которые мигрируют к нам из южных широт. Сахалинцам наверняка приходилось видеть на побережье, например, вынесенных волной сардину иваси, японского анчоуса или тихоокеанского кальмара. Их штормы выбрасывают, как правило, поздней осенью или зимой.

Фото: Сергей Сактаганов

В третью группу входят водные обитатели, погибшие во время заморов. Такие ЧП обычно случаются зимой, когда сильно промерзают озера и лагуны, либо летом — из-за сильного прогрева воды и нехватки в ней кислорода. В отдельную группу ученые включают морских животных. Если вам доводилось видеть, скажем, выбросившегося на берег кита — это как раз тот случай. А вот от безудержного сбора всего, что оказалось на морском берегу, специалисты советуют воздержаться. Среди тех же теплолюбивых видов могут найтись просто опасные — сахалинские рыбаки-любители уже неоднократно делились фото с оказавшейся в наших водах рыбой фугу. От содержащегося в ее органах яда в Японии все еще нередко умирают любители ресторанной экзотики. Так стоит ли рисковать, подбирая на берегу неизвестных морских обитателей?

Другой аргумент связан с тем, что приехавший на побережье «добытчик» не может точно определить время, когда случился выброс. Водоросли, а также водные беспозвоночные с экзоскелетом, вроде креветок или крабов, могут сохраняться в «потребительском виде» всего несколько часов, а в холодную пору — до полусуток. Но вот на рыбу, гребешка и других беспозвоночных, а также на морских млекопитающих, чужая для них сухопутная, насыщенная кислородом среда действует разрушающе намного быстрее. В общем, от даров моря с запашком стоит безоговорочно отказаться.

Есть мнение

Мы поинтересовались у сахалинцев, стоит ли собирать дары моря без разбора

Вячеслав Грищенко, археолог:

Такая деятельность мне в известной мере близка. Это давняя традиция жителей всех прибрежных районов. Для человека естественно стремление получить от моря какие-то продукты питания. С помощью раскопок древних поселений установлено, что таким собирательством занимались еще в неолите, то есть в каменном веке. Тогда при изготовлении керамики древние островитяне стали добавлять в глину для повышения прочности частицы раковин различных моллюсков. Хотя есть предположения, что на штормовые выбросы наши предки ходили и раньше, чем 9 тысяч лет назад.

Фото: Сергей Сактаганов

К современным собирателям отношусь философски. В смысле: ну, собирают — пусть и собирают. Противиться этому, по-моему, все равно, что пытаться запретить ходить по грибы или ягоды в лес. Да и было бы, наверное, странно, если бы среди жителей островной области не нашлось ни одного такого «промысловика». Я и сам в детстве этим занимался. Мы жили на западном побережье Сахалина по своеобразному промысловому календарю: весной, например, ходили к морю за мойвой, осенью — за красной рыбой.

Светлана Кравец, служащая:

Фото: Сергей Сактаганов

— Мое детство прошло в Александровске-Сахалинском, который расположен на берегу Татарского пролива. И я, конечно, помню случаи, когда весь берег неподалеку от города был завален выброшенной сильными штормами мойвой. Местные жители собирали рыбу в огромные мешки и грузили на автомобили. Люди использовали ее по-разному. Некоторые — не только в пищу, но и для удобрений огородов. Хороший урожай картофеля был гарантирован. Поэтому к сбору таких даров отношусь однозначно со знаком «плюс».

Денис Пустовой, врач:

Я в целом положительно реагирую на то, что некоторые сахалинцы занимаются береговым промыслом. Самому, кстати, случалось собирать такие дары природы, хотя к морю выезжаю нечасто. Да и мои знакомые, например, так кальмара однажды заготавливали.

Фото: Сергей Сактаганов

И менталитет надо учитывать. Если что-то бесплатно и доступно, обязательно найдутся люди, которые это подберут. Но, как врач, должен предупредить: не стоит забывать и о собственном здоровье. Согласитесь, что безопаснее, а иногда и дешевле, с учетом всех затрат на поездку к побережью, купить ту же рыбу в магазине.

Авторы:Анна Сухоребрик